Параллельный импорт: какие товары можно импортировать из Турции

Что такое параллельный импорт, какие могут возникнуть проблемы, и какие существуют риски при параллельном импорте различных категорий товаров – на примере торгового сотрудничества с Турцией, рассказывает Александр Костров, генеральный директор компании «Российско-Турецкое торговое партнерство».
Экспорт не растёт, импорт стремительно падает

В условиях беспрецедентного количества санкций против России во внешней торговле страны наблюдается значительная трансформация.

До событий февраля 2022 года страны Евросоюза были крупнейшими торговыми партнерами Российской Федерации. В 2021 году внешнеторговый оборот между Евросоюзом и Россией составил 247,8 млрд евро – на 42,7% больше показателя 2020 года, где на долю импорта из ЕС в Россию приходилось 36%, а на долю экспорта - 64%.

Санкции ЕС в отношении России в ответ на проведение «спецоперации» привели к возникновению так называемого «эффекта ножниц». Начиная с марта по май 2022 года, экспорт из России, который представлен преимущественно продукцией ТЭКа, сохранился, а поставки продукции машиностроения (технологический импорт) из стран Евросоюза существенно снизились.

Так, согласно данным Der Spiegel, импорт из Германии рухнул в марте на 57,5% или на 2,5 миллиарда евро по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Россия опустилась с 5-го на 12-е место в рейтинге важных для Германии торговых партнеров.

По осторожным оценкам ЦБ РФ, по итогам 2022 года импорт упадет на 32-37%. Многие же экономисты ожидают снижение импорта в реальном выражении более 50%.

В связи с этим не случайно, что внимание российского бизнеса сосредоточилось на Турции. Она является связующим звеном между Европой и Россией, и сейчас представляется неким спасительным мостиком, который может превратиться в крупнейший транспортный хаб для европейско-российских перевозок.

Турция удобна с точки зрения складской инфраструктуры и логистики, а также имеет релевантный опыт экспорта запрещенных товаров из ЕС в Иран.

Правовая сторона вопроса

Для смягчения последствий санкций "недружественных" стран, Правительство России разработало законопроект по легализации так называемого параллельного импорта, целью которого является ввоз в страну определенных групп товаров, без разрешения правообладателя. Речь не идет о подделках или контрабанде. Продукция подлинная, на нее нанесен товарный знак, охрана которого продолжает действовать и в стране импорта. Товар ввозится на территорию Российской Федерации с соблюдением действующего законодательства, включая оформление и таможенные процедуры.

В настоящее время Правительство еще дорабатывает механизм параллельного импорта, так как он несовершенен.

По-прежнему есть высокая вероятность обращения правообладателя в суд, если он сочтет, что его права нарушены. Риски эти существенны — например, незаконное использование бренда может обернуться административным штрафом до 200 тыс. руб. с конфискацией товара, а незаконное использование изобретений и промышленных образцов — сроком до пяти лет лишения свободы.

При этом ответчику по делу придется предъявлять доказательства введения товаров в оборот за пределами РФ, т.е. раскрыть всю информацию о цепочке поставки от правообладателя до ответчика, чтобы индивидуализировать сам товар.

Если обратиться к юридической оценке, то не устранены следующие противоречия:

  1. 1. Правительство относит к «отдельным положениям Гражданского кодекса о защите исключительных прав» статью 1487 ГК (Исчерпание исключительного права на товарный знак). Эта статья не регулирует защиту исключительных прав, в отличие от ст. 1252 ГК (Защита исключительных прав) и статей Раздела 7 (Защита прав на товарный знак) Главы 76 Части 4 ГК.
  2. Невозможность применения ст. 1487 ГК не исключает применение к соответствующим товарам ст. V. Принцип исчерпания исключительного права на товарный знак, товарный знак Союза Протокола об охране и защите прав на объекты интеллектуальной собственности (Положение 26 к Договору о Евразийском экономическом союзе).

Тем не менее, все-таки существует возможность судам отказывать правообладателю полностью или частично в защите его прав на товарный знак в соответствии с Постановлением Конституционного суда РФ от 13.02.2018 № 8-П – в тех случаях, если правообладатель действует недобросовестно или злоупотребляет своими исключительными правами, например:

  • Ограничивает ввоз конкретных товаров на внутренний рынок РФ.
  • Экономически необоснованно завышает цены на российском рынке.
  • Ограничивает потребителей в доступе к товару.

В настоящий момент, чтобы максимально застраховать российские компании, ввозящие товары без разрешения правообладателя от возможной гражданской, административной и уголовной ответственности, в середине мая в Госдуму внесен законопроект о параллельном импорте. По последним данным 21 мая он находился в приоритетной повестке парламента, а 23 мая эти инициативы были рассмотрены Советом Думы и вынесены для обсуждения в рамках пленарных заседаний.

Варианты российско-турецкого сотрудничества в условиях санкций

На сегодня еще не понятно, как будет развиваться история с параллельным импортом из Турции. Как сказала президент таможенного брокера «КВТ» Юлия Шлёнская: «Это совершенно не похоже на схему с «белорусскими креветками», потому как в Белоруссии оформлялся товар, запрещенный к ввозу в Россию самой Россией. Теперь же ситуация противоположная. В Турции оформляется товар, который с точки зрения российского законодательства никаким образом ничего не нарушает. Он нарушает европейские правила и предписания».

По этой причине существует вероятность, что в полноценном масштабе такой сценарий не реализуется, так как международный бизнес встроен в глобальные цепочки и есть риски вторичных санкций.

В частности, по данным внешнеторгового баланса за 1 кв. 2022 года, товарооборот России с Турцией вырос в 2,1 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 13,7 млрд долларов. Однако, если изучить его более детально, то структура выглядит следующим образом: на российский экспорт приходится 12,7 млрд долл., а на импорт всего 1 млрд долл., что очень мало. Поэтому резкое наращивание параллельного импорта, вызовет ощутимые отклонения от стандартных внешнеторговых параметров, что вероятно может привлечь внимание регуляторов, а затем и наложение запретов на вывоз продукции из страны закупки – установление стоп-листов на вывоз определенных брендов в Россию.

Понимая такую вероятность, российский бизнес также рассматривает Турцию как поставщика собственного оборудования и товаров, аналогов санкционной продукции.

Возьмем, к примеру, машиностроительный сектор. Турецкая продукция экспортируется в США и страны Европы, конкурируя с известными международными марками в соотношении цена-качество. Сильные позиции занимают производители сельскохозяйственной, строительной и горнодобывающей техники, упаковочного оборудования, систем отопления, вентиляции и кондиционирования, лифтового, текстильного и медицинского оборудования, автозапчастей.

Другой пример: Турция – крупнейший мировой экспортер продовольствия, текстиля, строительных материалов и бытовой техники. Такие группы товаров безусловно могут занять освободившиеся на российском рынке ниши под своими брендами. Как итог, мы видим, что в России растет число предприятий, желающих работать с турецкой стороной и развивать совместные проекты.

Финансовые инструменты для расчетов рубль-лира

Турция, безусловно, является важным экономическим партнером России, и перспектива удвоить торговый оборот за 2022 год весьма вероятна. Для расширения и укрепления банковского сотрудничества, 04 октября 2019 года было подписано Соглашение между Правительством РФ и Правительством Турецкой Республики о расчетах и платежах. Основной целью подготовки документа являлось увеличение и постепенный переход к использованию национальных валют и переход во взаимных расчетах от SWIFT на Систему передачи финансовых сообщений Банка России (СПФС).

Как результат, сейчас мы имеем независимую от «недружественных» стран финансовую инфраструктуру, которая позволяет осуществлять международные контракты в рублях и лирах и ускорять торговые процессы.

Что поможет минимизировать риски?

К чему стоит подготовиться компаниям, которые все-таки собираются заняться параллельным импортом с Турцией? Прежде всего следует провести тщательную работу по определению рисков и устранения их на ранних этапах. К рискам могут быть отнесены следующие события: иски правообладателей, в том числе и от их представителей – официальных представителей в Российской Федерации, наложение запретов на вывоз продукции из страны закупки уже после ее приобретения, приобретение подделки/ контрафакта, невозможность выполнения гарантийных обязательств, нестабильность валютного курса, логистических затрат и таможенного оформления.

Если объединить рекомендации в комплексе, то российским компаниям очень важно тщательно выбирать партнеров в Турции, а также скрупулёзно прорабатывать международные договоры, преодолев известную ригидность, свойственную в этом отношении турецкому бизнесу. В ходе переговоров и заключения контрактов представляется очень дальновидным установить контакты с турецкими бизнес-ассоциациями, в которые входят большинство турецких компаний. Бизнес-ассоциации могут выступить если не прямым гарантом исполнения турецкой стороной своих обязательств, то, как минимум, серьезным сдерживающим фактором в защите от недобросовестности.

Сейчас на рынок активно вышло немало «посредников», в том числе с предложением: «Мы даем вам список компаний-производителей и начальные переговоры, всё остальное ведете сами, а за услугу нам заплатите 5-10% от первого инвойса». Соглашаться на такие предложения, как минимум, неразумно. Посредник должен взять на себя значительную долю работы и ответственности за налаживание отношений и результаты. Для турецкого менталитета очень важно прийти не «по объявлению», а по рекомендации, и если посредник не предоставляет подобной поддержки, то не стоит и тратить на него время.
Александр Костров
Генеральный директор

2022, РТТП
105066, г. Москва, улица Старая Басманная, дом 16/1Б строение 6
info@r-ttp.com
+7 (495) 231-12-58